г. Москва (ЗАО)

Сайт-каталог для поиска четвероногого друга

Варя

Варя (12) Варя (10) Варя (13)

Контактные телефоны кураторов:
Наталья + 7 (926) 330-35-51, Марина+ 7 (985) 411-47-59

ВАРЯ - Варюша очень хочет жить, мечтать, обнимать, целовать, любить весь мир! А этот мир – это вы, наши дорогие люди! Но кто-то должен все же прийти в приют и дать Варе эту возможность целовать, обнимать, любить весь наш мир!

Пол:сука
Здоровье: здорова
Возраст: 6 лет
Прививки: привита
Размер: средний (в холке 45 см), ниже колена взрослого человека.
Дополнительная информация: Приучена к поводку. Стерилизована. Привита.
- Целуй меня! Целуй меня! Целуй меня! Целуй меня, пока лучи нас греют. Целуй меня, пока я что-то еще чувствую. Целуй меня, пока я еще жива и существую на этой Земле! Ведь завтра всего этого уже может не быть – шепчут поцелуи Вари.
Дружелюбен с детьми, с другими собаками.


Комментарий специалиста: 
Наиболее идеальные условия проживания - квартира или загородный дом.

Полезная информация:
На сегодняшний день Варя находится в муниципальном приюте в Москве (Солнцево). Отдается по договору.
Наши собаки отдаются бесплатно.
Нам небезразлична судьба наших питомцев, поэтому пусть Вас не смущают наши уточнения и вопросы.


Задать все интересующие вопросы, а также договориться о знакомстве с Варей, Вы можете позвонив по телефону:

Наталье + 7 (926) 330-35-51 или Марине + 7 (985) 411-47-59
с 9 до 22 часов ежедневно

Либо воспользоваться нашими формами обратной связи (круглосуточно).



Варя (14)"Друзья! Каждый раз, видя, как нас встречают наши хвостики, мы понимаем, что мы для них это то самое спасительное «завтра», которое к счастью наступило для каждого из них. И они, переминаясь с лапки на лапку, дрожа от счастья, от радости, от той самой победы «Пережили. Дождались. Живы», ждут, когда дойдет очередь до легкого щелчка заглушки их вольера, и они снова ощутят тепло человеческого дыхания. Наступают моменты, когда опускаются руки. Ты, заходя в ряд, ничего не можешь с собой поделать. Ты дал себе слово не плакать при них. Но, видя сотни глаз из клеток, ты открываешь сразу много вольеров, чтобы нагулялись, а сам садишься в самый дальний угол междурядья и плачешь. Только стараешься тихо, безвучно, кусая себе кулаки, чтобы они ничего не увидели, ничего не заметили. Ведь ты их то самое спасительное «завтра».

Но когда у тебя есть собака, а тут сразу 120, то поверьте, она тебе никогда не позволит остаться наедине со своими душевными терзаниями. Никогда! Вот и в тот день на нашу опущенную на колени голову легла чья-то головка. И мы, боясь шелохнуться, всем сердцем прочувствовав этот такой простой, но такой полный доверия жест, не в силах были пошевелиться, поняли, что этот успокоительный жест нужен в этот момент не только тебе, но и твоему тихому «собеседнику». Это была Варя. Которая и сама боялась сделать лишний шаг от своего вольера, боясь всего и всех.

- Не плачь – приговаривала уже в следующую секунду наша девочка, тщательно слизывая слезы с нашего лица.

- Не буду – улыбнулись мы нашему врачевателю.

- Обещаешь? - спросила Варя, глядя на нас своими глазками-пуговками так ласково, так нежно, что и вправду слезы высохли. Лишь грустная улыбка осталась на лице, потому что сразу пробежала грустная мысль, что наше маленькое бородатое чудо уже несколько лет живет в таком неподходящем и страшном месте.

А она, как будто долго ожидая этого момента нашего тет-а-тет, когда никто нам не помешает, посмотрела на землю чуть левее. А там… А там лежал поводок. Тот самый поводок, которого Варя боялась еще больше, чем самых больших собак.

- Научи меня – сказала Варя.

- Ты правда хочешь научиться?

- Может, если я научусь, я меньше буду бояться всего. И я стану такой, как многие старожилы приюта. Они примут меня в свою стаю. И мне будет уже не так страшно, когда ты будешь уходить на целую неделю.

…Совсем скоро Варя пошла на поводочке. Наш воробушек, как мы ее называем, теперь выбегает к нам каждую неделю и бросается к нам в руки. Такой любви к человеку, такой благодарности мы давно не встречали. Она нас так горячо целует, так благодарит за эту такую простую, но важную для нее грамоту. Она горда, что сейчас может наравне со старожилами ходить рядом с нами по территории приюта.

- Целуй меня! Целуй меня! Целуй меня! Целуй меня, пока лучи нас греют. Целуй меня, пока я что-то еще чувствую. Целуй меня, пока я еще жива и существую на этой Земле! Ведь завтра всего этого уже может не быть – шепчут поцелуи Вари.

А мы, чувствуя ее трепет, все же выдыхаем:

- У нас есть час.

- Час? - смотрит на нас Варя, спускаясь в реальность приютской жизни. – Час. Всего лишь час.

И, совсем чуть-чуть постояв, и, как будто осознав скоротечность нашей встречи, тороторит:

- Ну, так чего мы время-то теряем!

Находясь рядом с Варюшей, мы больше не плачем. И потому, что каждый раз вспоминаем, насколько все же тяжело ей было видеть слезы на нашем лице в тот день. Ведь тогда, пока мы были в приюте, и когда она уже сидела в клетке, она ловила наши глаза, как будто проверяя, точно ли у нас все уже хорошо, помогла ли она нам тогда. И конечно потому, что Варя как будто ожившая добрая фея из наших детских снов, которая одной своей улыбкой как будто произносит какое-то волшебное заклинание и тебя будто окутывает волшебная пыльца. У тебя появляются волшебные крылья. Ты даже видишь их цвет! Небесно-голубой... И ты, несмотря на свою усталость, тысячи толстовок, чтобы не замерзнуть в приюте, порхаешь вместе с ней по площадке в поисках то мячика, то палочки, которые бросаешь, и сама же за ней бежишь под задорный хохот Варюши и волнующий танец ее тоненьких лапок. Ты валяешься с ней в снегу, обсыпая друг дружку снегом. А потом…Потом мы умиротворенно лежим рядом и только наши глаза выдают нашу страшную тайну, которую мы обе боимся произнести вслух…Наше время истекло…

Мы люди редко испытываем настоящую любовь, потому что часто ждем, когда нас полюбит сначала кто-нибудь другой. Но это похоже на музыканта, который говорит «Я буду играть музыку только тогда, когда люди начнут танцевать», или ждать тепла от костра, не положив туда дров. Любовь Варюши… Любовь Варюши безоговорочна, она ничего не просит взамен. Ее любовь - означает дарить часть себя, без оплаты и оговорок. Как же она любит! Любит так, что кажется - вот-вот и сердечко нашего воробушка остановится, так стучит оно гулко, когда мы ее обнимаем. Любовь, которая ее одновременно спасает и убивает. Ведь что такое любовь ненастоящая, всегда уходящая? Иллюзия, обман. Правда, видя, как она распахивает нам каждый раз свое сердечко все больше и больше, мы чувствуем себя обманщиками. Варюшка. Солнышко, счастье. Так хочется подобрать подходящие эпитеты нашему воробышку, но нет таких слов, чтобы с точностью описать тонкую душевную организацию нашей девочки. Впервые мы, такие красноречивые литераторы, растеряны. Но мы точно, точно можем утверждать, что Варюша очень хочет жить, мечтать, обнимать, целовать, любить весь мир! А этот мир – это вы, наши дорогие люди! Но кто-то должен все же прийти в приют и дать Варе эту возможность целовать, обнимать, любить весь наш мир!

Пока солнце будет всходить на рассвете, пока небо будет каждый день «рисовать мультики», которые фантазируют наши хвостики, каждый раз глядя на него, пока наши хвостики будут чувствовать капли дождя на своем тельце, они каждый день будут говорить, что «у них все в порядке». Они живы и благодарны за каждый свой день Жизни. Мы люди в среднем можем лгать сотни тысяч раз каждый день. Вот и Варя в очередной раз солжет, даря нам поцелуй на прощание, что у нее все в порядке, не показывая нам истинных терзаний, которые мучают ее такую чистую душу. А мы ей каждый раз дарим надежду... Она нам всегда улыбается... Но мы-то знаем, что стоит нам только выйти из ряда, как с ее мордашки исчезнет улыбка. Ведь мы ушли, а она снова осталась там один на один с темнотой будки, с тяжелым недельным молчанием под шепот деревьев, которые зловеще окружают территорию приюта и в ночи обретают очертания великанов, шепот которых пугает, страшит мыслью «А что будет завтра?»